О рыбах вегетарианцах – Рыбалке.нет

В этой статье речь пойдет о рыбах вегетарианцах. Очень многие рыболовы интересуются взаимоотношениями водорослей и рыб, и хотят знать какими конкретными водорослями и когда питаются разные рыбы.

Водные растения: зеленые, бурые, серые, коричневые, рыжеватые и бордовые. Все они живые существа, полноправные члены биоценозов. И, как члены любого «социума», они связаны со своими соседями по жизненной площадке множеством нитей, невидимых, но прочных, разрыв которых может грозить многими бедами. Каждый вид в этом отношении уникален: у каждого есть свои «друзья» и «враги», кого-то он любит, а кого-то отталкивает. Рассказ обо всех этих взаимосвязях мог бы занять два толстенных тома научного труда. Мы же коснемся только некоторых самых важных для нас, рыбаков, моментов.

Связи растений между собой и с другими членами водных сообществ могут быть как непосредственными (кто-то кого-то ест, кто-то где-то предпочитает прятаться или, например, развешивать икру на ветвях определенного вида растений), так и опосредованными, через продукты жизнедеятельности, выделяющиеся в воду и там распространяющиеся.
Самый главный продукт жизнедеятельности растений – кислород. И понятно, что высшая водная растительность играет не последнюю роль в обеспечении обитателей водоемов кислородом, особенно в зимний период, подо льдом, когда исчезают водоросли, а остается только ковер на дне – буро-зелено-красноватая мозаика.

Чем большая доля площади ложа водоема приходится на мелководье, тем большую роль в его жизни играют макрофиты. В мелких, заросших озерцах и прудах именно высшие растения создают львиную долю органики и кислорода. Впрочем, в глубоких водоемах макрофиты тоже занимают не последнее место по значимости.

Ранее считалось, что высшие водные растения поедаются водными животными весьма редко и неохотно, ну может, когда совсем уж прижмет. Однако это далеко не так. Высшие растения – значительный элемент пищевой цепи, множество водных животных питается ими и потребляет значительное их количество. Их едят черви всяческих типов и размеров, брюхоногие моллюски, ракообразные, насекомые и их личинки, рыбы… Про рыб пойдет особый разговор. Скажу только, что даже те из них, которые никогда не щиплют травку, поедают всяческую мелочь, на этой травке сидящую. Таким образом, хоть опосредованно, они тоже потребляют высшие растения.

Рыбы фитофаги – это рыбы, питающиеся макрофитами.

Белый амур

На первом месте здесь, несомненно, белый амур, и с этого «пьедестала» его никто не сбросит. Этот облигатный фитофаг («травяной карп», «водяная корова») трескает практически любую водную растительность (не только мягкие или молодые растения), причем с весьма раннего возраста, по достижении 3 см длины. За день может слопать столько растений, сколько весит сам. Подгрызает стебель и тащит растение вод воду; может таскать растений по всему водоему, как собака кость; может выпрыгивать из воды с целью ухватить надземную часть растения или даже листья кустов, свешивающихся над поверхностью. Иногда белых амуров, живущих в прудах, подкармливают «сеном», вернее, свежескошенной луговой травой.

Предпочитает амур элодею, ряску, водокрас, обожает рдесты (особенно гребенчатый), любит также валлиснерию, уруть, стрелолист, молодые побеги рогоза и тростника, жует иногда камыш, ситник, осоки, и даже молодые побеги водных хвощей. Не брезгует он и роголистником – растением, которое остальные рыбы почему-то не любят. Может скушать хару и нитчатые водоросли (это уже не макрофиты, а «низшие» растения). Но, при всем этом, воротит нос от кувшинок и кубышек (такие мясистые мягкие листья и стебли – кажется, сам бы с удовольствием съел, а ему не нравятся), сусака зонтичного и водных лютиков (здесь все более-менее понятно – горькие и ядовитые). Не зарится он и на пузырчатку с ежеголовниками, «закостеневшие» рдесты, хвощи, рогоз и харовые водоросли.

Степень поедаемости тех или иных растений зависит от сезона года, температуры воды, условий жизни, возраста и настроения рыбы. Общее правило таково: чем моложе и мягче – тем лучше. Хотя с голодухи даже старые рогозы с тростниками пойдут. Кстати, если амур переходит на комбикорм или животную пищу (планктон, бентос, личинки насекомых – все это тоже может кушать), то начинает болеть и может даже погибнуть.

Красноперка

Эта рыба пасется в зарослях высшей водной растительности, обсасывает с веточек перифитон, а также общипывает молодые побеги. До амура ей, конечно, далеко, но в пище взрослой красноперки постоянно присутствуют, а в некоторых случаях даже преобладают, макрофиты. И если мальки красноперки предпочитают животную пищу, то с двухлетнего возраста эта рыба начинает очень активно потреблять «зеленку», так активно, что некоторые ученые считают, что разного рода животные захватываются красноперкой случайно, с веточками растений. Но это, конечно, не совсем так. В одних водоемах в рационе красноперки может преобладать растительная пища, составляя до общего количества, в других (намного чаще) – пища животного происхождения. Впрочем, в водоемах, где животная пища по какой-то причине совсем (почти) отсутствует, крупная красноперка вовсе не чувствует себя обделенной: «её экстерьер на голодание не указывает».

Карп

Пощипывает травку и всеядный карп, его любимая зелень – молодые побеги рогоза. По весне он со смаком, с бульканьем, чавканьем и причмокиванием объедает эти нежные побеги. Как у карпа, так и у сазана высшие растения являются достаточно значительным компонентом питания.

Линь и плотва

С удовольствием объедают молодые побеги водных микрофитов крупный линь (его любимая трава – элодея) и шустрая плотва. Чем питается плотва? Ответ, казалось бы, ясен, как божий день: моллюсками, червями, личинками насекомых, кто моложе – зоопланктоном. А вот и не только! Даже в высокотрофных (очень богатых кормом) водоемах плотва не брезгует «приложиться» к растениям, а уж в обедненных кормом озерах она может быть почти чистым фитофагом. Доходит до того, что некоторые исследователи уже называли в своих работах плотву «растительноядной» рыбой!

Язь и карась

Наряду с насекомыми, их личинками, моллюсками и червями, этот красноперый красавец с удовольствием ощипывает мягкие побеги растений. Бывает и такое: в некоторых водоемах в рационе язя животная пища на какое-то время может отступать на второй план, замещаясь растительной (рдесты, элодея). При этом худющими узниками язи не выглядят. Караси тоже, хотя и реже, могут зажевать веточку-другую. Изредка остастки высших растений можно обнаружить в кишечниках леща и сырти. Захвачены случайно, с животной пищей? Или, как коты иногда объедают молодые побеги злаков, эти рыбины изредка пощипывают зеленые сочные росточки?

Растения – надежная защита

Растения для рыб – убежище от разного рода хищников и от негативных факторов внешней среды. И те, и другие, и третьи (рыбы, которые плевали и на хищников, и на их жертв, а зависли в тени, просто спасаясь от жары, прямых солнечных лучей) плавают в зарослях макрофитов. В этом плане особых предпочтений у рыб нет. Но все же: заросли рдестов всех видов – излюбленное место для нереста и нагула. А еще они любят наяду – солоноватоводное растение, нашедшее в наших водоемах свою вторую родину.

Уруть колосистая и мутовчатая – тоже одно из любимых мест нереста, вкусный корм для растительноядных рыб. Болотники одновременно являются кормом и надежным убежищем для рыбы; в зарослях водяного ореха живет и питается рыбья молодь, как говорится: и стол, и дом.

Нельзя не упомянуть о рыбах-фитофилах, которые откладывают икру на растительность, развешивающих её на ветвях и листьях, как елочные игрушки. Приверженцев данного способа сохранения икры много – карп, карась, лещ, плотва, густера, красноперка, окунь, щука, линь, язь и некоторые другие виды рыб. Ну, еще бы – приклеившаяся к веточками и листьям растений икра сразу приобретает кучу преимуществ: условия дыхания и освещения здесь лучше и её здесь не заносит песком и илом.

Важна роль высших растений, как носителей поверхностей для заселения. На макрофитах поселяются представители перифитона – организмы – обрастатели (животны, мелкие водоросли, крупные бактерии). Чем больше совокупная внешняя поверхность гигрофитов, тем больше «жилплощади» они представляют для перифитона, тем обильней «столовая» для рыб – перифитонофагов. Создано много сложных методик подсчета «полезной» поверхности макрофитов, учитывающих размеры и форму листьев и стеблей, их конфигурацию, степень иссеченности и т.д.

Вот и пасутся в зарослях растений многочисленные стаи, небольшие стайки и просто одиночные особи: кто-то ест растения, кто-то обсасывает перифитон, кто-то охотится на тех и других.

Но все ли так расчудесно и безоблачно в отношениях растения – рыбы? Не совсем. Явной вражды, конечно, не наблюдается, но, например, тот же роголистник почти все рыбы недолюбливают. Вероятно потому, что пользы от него почти никакой: и в его зарослях не спрячешься, да и для еды он не очень-то пригоден. Избегают рыбы и зарослей водяных мхов. Может быть, дело в их химическом воздействии на окружающую среду? Некоторые наземные мхи обладают довольно ярко-выраженным антисептическим действием за счет органических соединений, образующихся в их клетках; может, нечто подобное образуют и выделают в воду водяные мхи, а рыба это чувствует? Пока нам это неизвестно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *